Bedford school for boys

C этой осени Вовка поступил и приступил к учебе в школе для мальчиков в Бедфорде, что примерно в сорока минутах от Лондона к северу. Много было сомнений и переживаний, у нас все-таки один ребенок, ему всего десять лет, и тут мы его отправляем невесть куда. Но все же подводя некоторые результаты первого полугодия становится видно, что мы получаем именно то, что ожидали, когда вписывались в эту затею. Я приведу несколько отдельных моментов, которые может и не так тяжеловесны каждый сам по себе, но вместе образуют ту самую массу, которая и склонила чашу весов в пользу Англии.

  1. Хотя мы выбрали неплохую, на наш взгляд, школу, но тем не менее, мотивации к учебе там не пробуждали. Можно научить и медведя на скрипке играть, но должно быть желание облучаемого. Вспоминая себя почти тридцать лет назад я могу точно припомнить, что у нас тяга к знанию и книгам была на ином уровне. Может потому, что было меньше развлечений, может потому, что мы видели мире режиме город — девять месяцев в году, дача — остальные три, может потому, что ни интервентов ни игр, ни айфонов не было и в помине, в конце концов не так и важно. Факт остается фактом, что не только у нас в классе, а и по словам моих друзей, почти повсеместно, дети не хотят учиться. Для них есть столько другого интересного, что школа и знания не вызывают интереса. Может дело отчасти и в учителях, может стиль и отношение к ученикам, продолжающее советские традиции образования не подходят к тому, какими мы растим детей сегодня. Суть одна — ничего в нашей школе Вову не интересовало. Он учился на 5 и 4, по принципу: «Я получил нормальные оценки, отстанете от меня…»
  2. Я понимаю, что в десять лет рано думать о профессиях, но похоже у нас и позже нет связи, из какой школы в какой ВУЗ, из какого ВУЗа на какое предприятие. А ведь спланировать нормальное трудоустройство своего ребенка легче всего посмотрев какие работодатели сотрудничают с какими ВУЗами, и выбирать не по принципу «где ты хочешь учиться?», а «кем ты хочешь стать, где работать?». У нас же за партой до сих пор 1985 год. Рисование, труд, технологии  — эти предметы так и остались в каком-то непонятном прошлом, и только не надо говорить, что детей берегут от лишнего часа у компьютера… Сколько они играют в планшет дома?
  3. Неуважение. Когда мы были детьми все проходили через то, что в школе учитель, особенно в начальной, гнобит детей, особенно выскочек. Встань перед классом, послушай сам все про себя, и пусть все твои товарищи послушают. К доске! Не успел сделать — лови двойку! И беспрекословно делай, что тебе говорят. Уважения к человеку в возрасте семь-десять лет — нолик без палочки. Кого-то эти трудности наверное закалили, и может для советской системы жизни такая система воспитания была неотъемлемой частью, но мне в сегодняшних реалиях это не нравится.
  4. Соревнования и конкуренция. Эти два слова сопутствуют нам всю жизнь, а вот олимпиады, математические бои, веселые старты, литературные чтения, балы в конце концов — всему этому уделяется мизерное внимание, хотя именно там надо приобретать навыки работы в команде, там надо дать почувствовать вкус победы, я понимаю, что для этого есть и спорт и кружки, но защищать честь школы, класса, района — это совсем другое. И таких соревнований должно быть много, по разным тематикам. Понятно, что следующий вопрос будет: «За чей счет банкете?», я сам финансист по образованию, все понимаю, и понимаю, что за «так» само ничего не будет, а «платить» откажутся сами родители. Поэтому я и в жизни не пойду в нашей школе что-то организовывать.
  5. Деньги. Хотите или не хотите в каждой школе целый театр военных действий из доплат, нищенских зарплат учителей, которым рекомендовали идти в бизнес, дефицита инфраструктуры и прочего. Хотим мы того или нет, но если половина сил уходит на решение вопросов о деньгах, то это равнозначно тому, что детей учат в пол-силы.

Ох, понесло меня мыслью по древу. Так вот коротко о том, что мы получили в Англии:

  1. Учителя работают над тем как заинтересовать ребенка. Реально работают. Директор каждый день смотрит за каждым. Я не преувеличиваю. Они считают своей обязанностью знать все о каждом, кто как быстро решает пример, кто как бегает, кто старается в чем, кто как устает… Очень внимательны. Чуть только начало что-то получаться — хвалят, но требуют старания, старания и старания, именно помогают учиться. Вове стали нравиться предметы. Он сам стал готовиться. «К доске» там нет, но они сами просятся ответить…
  2. Школа идеально оборудована, но помимо этого самоцелью предметов из широкого ряда как то наука, искусства, творчество является то, что ребенок знает какие-то азы из разных областей и может выбрать то, что ему интересно. Им показывают от фотошопа и работы с графикой, до того, как нарисовать домик на компьютере, а потом сделать его из бумаги, как работает станок (современный, а не 1961 г.в.), как происходит химическая реакция, и мы с женой видим, что часть этих примеров Вовке неинтересна, а часть приводит его в восторг. Мы сегодня уже можем догадываться о том, чем бы он мог заниматься, хотя понятное дело — ему всего десять.
  3. Детей уважают. Оценки — вернее проценты за тест — дело только ученика, его родителей и учителя. Порицанию, причем непубличному, подвергается только неприличное поведение и нарушение правил и дисциплин, опоздания, отсутствие подготовки к заданию. Поэтому то, что я вижу уже — у сына стало другое отношение к пунктуальности и тому, что он должен придти готовым. Он не боится ошибиться, но знает, что надо по меньшей мере в заданный момент отправить е-маил (да-да домашку они сдают так) учителю, и в класс войти без опозданий. С ними говорят как с взрослыми. Я иногда у части своих сотрудников не вижу этого — опоздать да, и прочитать повестку совещания на совещании — очень знакомо.
  4. Это просто Хогвартс. Они поделены на четыре «дома» идет беспрерывное соревнование в личном зачете, за свой «дом», лучшие за школу, причем школа очень поддерживает и то как остальные болеют за лучшую команду. Униформа и инфраструктура — нет слов… Они получают мерит (merits) — поощрения за хорошую работу, за старание, за несколько подряд полученых хороших ответов, но так, чтоб получить поощрение было не слишком просто. Ученик получивший за год 10 получает «бронзу», 25- «серебро», 50 — «золото». Кавычки означают лишь то, что кроме вывешенной на стенку грамоты само собой ничего это не дает, но школа показывает как почетно быть в лидерах. Все устроено так, что «бронзу» получить за год сможет почти любой, «серебро» — примерно лучшая треть, а вот «золото» — единицы. У Вовы сейчас 21 мерит, он лучший в классе, и у нас есть шансы получить «серебро» до Нового Года, и бороться за «золото».  Он как-то звонил мне по телефону и сказал: «Папа, я всего два часа делал что-то там по искусствам, а получил мерит, как все просто!», я порадовался. В Питере я не помню, чтоб он сам сел что-то делать для школы на десять минут…
  5. Стоит дорого. Платят родители. Это ответ на большинство вопросов. Но учителя думают только об учебе. Директор об учениках и их успехах в поступлениях в ВУЗ, выступлениях в спорте, и о том, как они представляют школу…

Все написанное мои впечатления, я не хвалю и не ругаю, и знаю, что несмотря на все, что происходит наши ученики из старших классов продолжают брать олимпиады по физике и программированию, не призываю что-то делать или против чего-то идти, просто решил поделиться впечатлениями…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *